Можно ли потребовать компенсацию за ошибку, допущенную судьей при определении режима заключения?

Деньги за судебную ошибку: должны ли выплачивать компенсации несправедливо осужденным

Можно ли потребовать компенсацию за ошибку, допущенную судьей при определении режима заключения?

*Техническая расшифровка эфира

Мария Цыганова: Здравствуйте, уважаемые радиослушатели. Это программа «Угол зрения» на радио СОЛЬ. У микрофона Мария Цыганова.

Тема сегодняшнего эфира звучит следующим образом: «Деньги за судебную ошибку: должны ли выплачивать компенсации несправедливо осужденным».

Дело в том, что сегодня появилась информация об инициативе адвокатов Марата Аманлиева и Николая Максимова законодательно закрепить минимальную сумму компенсации за ошибочное уголовное преследование и лишение свободны.

«Согласно законопроекту, который разработала Межрегиональная правозащитная организация „Коллективная защита“, размер возмещения должен составлять от 3 тыс. до 15 тыс. рублей в день. Соответствующая инициатива в ближайшее время будет направлена на рассмотрение в профильные комитеты Госдумы и Совета Федерации».

Сегодня мы уже немного затронули эту тему в программе «Федерация». У нас также проводился опрос по этому поводу. Так как результаты ания оказались неоднозначными, попробуем в ближайший час более подробно познакомиться с новым законопроектом и понять, действительно ли в этом есть необходимость.

У нас на связи автор этой инициативы, Марат Аманлиев, адвокат, президент общественной организации «Коллективная защита». Здравствуйте, Марат.

Марат Аманлиев: Добрый день.

М.Ц.: Что побудило вас разработать данный законопроект?

М.А.: Давно занимаюсь адвокатской практикой, наблюдаю за тем, как люди получают возмещения за незаконное уголовное преследование. Честно говоря, иногда волосы встают дыбом, особенно когда читаешь по этому поводу позиции Верховного суда, условно говоря.

Было дело, когда Верховный суд присудил в пользу человека 9300 рублей на месяц лишения свободы, несколько лет человек просидел. То есть 300 рублей в день стоит жизнь и свобода человека. Это чашка кофе.

При всем притом, что у нас гарантируется, презумпируется, провозглашается, что жизнь — это высшая ценность, что нет ничего дороже свободы выбора, передвижения, семьи. Человека всего этого лишают, а потом говорят — ну, извини, вот 300 рублей в день. По мне, так это не совсем правильно.

Если это незаконное уголовное преследование, если приговор был обвинительный, но обвинили невиновного, то у человека украли жизнь. Это может быть 3 года, а может быть 10 лет. И вот у человека украли 10 лет жизни, он в глазах общества уже осужденный, заключенный, и никому не объяснишь, что оправдали — судимость-то была. Человеку очень сложно дальше жить.

И поэтому должна быть компенсация, которая позволит ему определенное время, а может, всю оставшуюся жизнь не думать о том, что теперь у него не будет достойного заработка. В любом случае, отношение складывается к таким людям. Даже если их оправдывают, они в глазах общества уже преступники. Поэтому мы считаем, что 300 рублей в день — это очень мало.

Почему родилась идея об отдельном законе — максимальные страдания достаточно непросто оценить. А минимальные очень просто, потому что каждый нервничал, каждый страдал и каждый испытал на себе определенные лишения из-за незаконного уголовного преследования одинаково. Другое дело, кто насколько чувствителен к таким вещам.

Если люди с более устойчивой психикой, есть — с менее устойчивой. Но факт тот, что тебя отлучили от семьи, если ты был все время в СИЗО, факт того, что тебя лишили права трудиться, тебя посадили в клетку, и ты сидел там необоснованно, у каждого минимальные страдания примерно одинаковы.

И мы считаем, что минимальный предел возмещения должен определять закон. А вот максимальный — уже суд. Почему минимальный размер возмещения должен определять закон — допустим, осудил человека суд, он дошел до высшей инстанции, его оправдали. И этот человек вынужден обратиться опять в суд, чтобы ему компенсировали его страдания.

То есть он должен обратиться в суд, который незаконно его привлек к ответственности, и этот суд должен определить, насколько незаконно он привлек его к ответственности. Мне кажется, прямой конфликт интересов.

Допустим, Тверской районный суд города Москвы, а именно туда подаются иски к министерству финансов, потому что за незаконное уголовное преследование, за незаконные действия органов власти выступает ответчиком Минфин. Получается, если Тверской суд осудил, иск подается к Минфину, но определяет размер возмещения Тверской суд.

То есть Тверской суд сам за свой приговор должен определить, насколько он заставил человека страдать. На мой взгляд, это неправильно. Минимальный размер возмещения должен определять закон, а максимальный — уже суд. Это будет справедливо.

М.Ц.: Встречались ли случаи, когда человек настолько уже был обессилен всей этой канителью, несправедливостью, что он уже просто не идет в суд, чтобы не переживать это все заново?

М.А.: Конечно. Люди, которые сильно впечатлительные, они боятся взыскивать компенсацию, потому что думают, что в отношении них сейчас еще что-нибудь придумают, чтобы заставить отказаться от взыскания компенсации. Конечно, такие случаи есть.

Люди, которые надеются и просто молятся, чтобы этот кошмар закончился, просто чтобы его освободили, отпустили к семье, и ему больше ничего не нужно, таких людей очень много. Но есть те, кто считает, что с ними поступили некрасиво, незаконно, и они готовы воевать, рвать и метать. Есть и такие.

Но есть такие случаи, когда люди просто опускают руки и надеются просто на то, чтобы их выпустили и больше не трогали. Есть даже те, кто невиновен и согласен, чтобы их осудили условно, не лишали свободы, и они ничего дальше не будут делать.

М.Ц.: В процентном соотношении как-то можно определить, каких больше людей — которые начинают отстаивать свои права или отступают, просто возвращаются домой, стараются обо всем забыть?

М.А.: Я вам не скажу, потому что всех их не знаю. Но на мой взгляд, я считаю, что людей, которые хотят взыскать компенсацию, больше.

Людей на такие вещи толкает уже и нужда, потому что их лишили права зарабатывать, у них в будущем не будет нормального заработка, в течение года хотя бы. Они понимают, что им нужно приспособиться к жизни, денег-то у них не будет.

Поэтому зачастую нужда толкает, чтобы какие-то деньги получить от государства, которое допустило незаконное лишение свободы, незаконное уголовное преследование.

М.Ц.: Вы сказали, что после того, как Верховный суд оправдывает человека, ему приходится обращаться в тот же самый суд, который ему когда-то вынес обвинительный приговор.

М.А.: Не совсем в тот же суд. Я просто привел примерсамый яркий, по месту нахождения ответчика. Минфин — это Тверской районный суд. Если осудил какой-то суд в любом субъекте РФ, в любом случае, подавать нужно в Москве этот иск, потому что ответчик Минфин.

Но суть в чем — один суд осудил, а другой суд будет определять, насколько тот суд заставил страдать человека. Это люди из одной корпорации. Поэтому лучше, чтобы минимальный порог компенсации определял закон. Я не вижу каких-то противоречий, странностей, коррупционной составляющей в этом.

Почему бы нет? Кому от этого будет плохо? Только хорошо.

М.Ц.: Надолго ли затягивается обычно такой судебный процесс, когда человек обращается с целью получить компенсацию за то, что он несправедливо был лишен свободы?

М.А.: В зависимости от самого человека. Если присудили в пользу незаконно осужденного 300 тысяч рублей за 3−4 года, он с этим не согласен, то подается апелляционная жалоба. Первая инстанция рассмотрения — это 3−4 месяца. Потом изготовление решения суда — это еще недели две.

А после этого, если человек не согласен, он подает жалобу в апелляционную инстанцию. Если в апелляционной инстанции с его доводами не соглашаются и не считают, что его жизнь настолько дорога, насколько он объяснил, а стоит она 300 тысяч за 4 года, то он уже обращается в кассационную инстанцию.

После кассационной инстанции, если он опять не согласен, он подает жалобу в ЕСПЧ. Он уже после кассационной инстанции может получить те 300 тысяч по исполнительному листу, что займет еще пару месяцев.

Но она может обратиться также в ЕСПЧ, там еще это может пролежать не один год, потому что это обычная жалоба для ЕСПЧ, нет никакого политического подтекста, такие дела рассматриваются у них в первоочередном порядке. Еще пару лет пролежит эта жалоба его. Еще через пару лет ЕСПЧ признает, что занизили компенсацию.

То есть это может растянуться на 2−3 года, если прямо вот рогами упереться. Если человек соглашается с первого захода на 300−400 тысяч, то в пределах 4−5 месяцев.

М.Ц.: Кто еще принимал участие в разработке этой инициативы? Как ее восприняли ваши коллеги, другие члены общественной организации «Коллективная защита»?

М.А.: Принимал участие председатель совета Николай Максимов, это мой партнер и коллега по общественной организации. Сама общественная организация, поскольку мы инициаторы, все и поддержали. Есть разные мнения, конечно.

Сразу появляются противники и ярые оппоненты этой идеи даже среди адвокатов. Бытует такая идея о том, что если ввести такую компенсацию, то оправдательных приговоров у нас не будет вообще. Но я считаю, что это не совсем правильный взгляд на этот вопрос.

Давайте тогда отменим компенсации совсем, запретим людям взыскивать компенсации за незаконное уголовное преследование. Может быть, тогда оправдательных приговоров будет побольше. Руководствоваться такими принципами, на мой взгляд, неправильно.

Люди должны понимать, какая минимальная планка стоимости незаконного привлечения к уголовной ответственности.

М.Ц.: А какие еще доводы приводят противники этой инициативы? Что им еще кажется неправильным?

М.А.: Те, кто будут обсуждать этот законопроект, имеют полномочия для его принятия, ания, кто-то будет говорить, что слишком много.

А у меня сразу возникает вопрос, а сколько стоит жизнь человека, который говорит, что это слишком мало? Вот человек говорит, что 15 тысяч в день — это очень много.

А меня интересует, на сколько ты сам оцениваешь свою жизни, свою свободу, семью, свое будущее, карьеру, достоинство человеческое, в конце концов? И на этот вопрос очень сложно будет таким людям ответить.

М.Ц.: В разных источниках почему-то фигурируют разные суммы. У нас идет речь о минимальных значениях от 3 тысяч до 15 тысяч?

М.А.: Да, 15 тысяч рублей за день лишения свободы, неважно, заключение в СИЗО или уже отбывание реального срока. 5 тысяч рублей — за домашний арест, если человеку пришлось просто сидеть дома.

И 30 тысяч в день за каждый день незаконного уголовного преследования, имеется в виду предварительное следствие на стадии, когда занимаются следователи всем делом, и на стадии судебного следствия, когда рассматривается дело в суде. Человек страдал — он же не только сидел в тюрьме или в СИЗО.

Это же целое эмоциональное потрясение, психика же страдает от этого, что в отношении человека возбуждено уголовное дело, что ему грозит лишение свободы, причем это незаконно все. Он понимает, что он не виновен, но в отношении него дело расследуют.

Я не знаю ни одного человека, который спокойно бы воспринял возбуждение уголовного дела в отношении него, когда он знает, что он невиновен.

М.Ц.: На какой стадии сейчас находится законопроект? Когда можно будет ожидать новостей о нем?

М.А.: Мы его дорабатываем, готовим пояснительную записку, готовим сам текст, шлифуем. К концу следующей недели, я думаю, мы его уже в чистом виде представим, направим в Госдуму и в Совет Федерации.

М.Ц.:

Источник: //salt.zone/radio/8798

Юридическая консультация онлайн 9111.ru

Можно ли потребовать компенсацию за ошибку, допущенную судьей при определении режима заключения?

1.2. Реквизиты для оплаты гос. пошлины должны быть указаны на информационном стенде в суде. Размер гос. пошлины за подачу апелляционной жалобы 100 рублей, если у Вас нет льгот, предусмотренных статьями 333.35 и 333.36 Налогового кодекса РФ.

1.3. Пошлина составляет 100 рублей, если нет льготы по НК РФ.

1.4. Должны оплатить госпошлину, и услуги специалиста, если обращались за таковыми.

2. Судья рассматривал дело по иску о нечинении препятствий в пользовании участком и вынес решение в пользу истца. Ответчик решение не исполнил. Истец подал иск на компенсацию за невыполнение решения. Дело о компенсации рассматривал другой судья. По какому делу и какой судья должен выдать исполнительный лист.?

2.1. Исполнительные листы выдаются отдельно по обоим рассмотренным делам, судьей, вынесшим решение по соответствующему иску…

2.2. Ну вообще-то по каждому рассмотренному делу у вас должен быть на руках исполнительный лист, странно что их нет. Первый предъявляете приставам, а второй можете напрямую отправить в банк на списание средств.

3. Подали иск, где требуют выполнить решение другого суда и получить компенсацию за работу адвоката по другому делу. Такое, в принципе возможно? Все судьи находятся в одном помещении, одного города.

3.1. подать заявление в суд с требованием принудительно исполнить решение другого суда в принципе возможно, а получить компенсацию за работу адвоката в другом деле в новом деле нельзя. Компенсация судебных расходов на адвоката возможно за том судебном деле в котором он представлял интересы одной из сторон.

Вопрос о компенсации расходов на адвоката отражается в решении суда после окончания судебного дела либо в течение 6 месяцев после вынесения решения, если данный вопрос не был решен в судебном заседании.

4. Было подано заявление мировому судье о выдаче приказа о выплате заработной платы за 6 месяцев и компенсации за не своевременную выплату. Решение вынесено на выплату только по зар. плате по компенсации – судья прокомментировала, что допущена ошибка. Что делать в этом случае и может ли суд отменить приказ и вынести другой.

4.1. Александр Грудинин, судья прокомментировала, что допущена ошибка.

Кем допущена ошибка то? если мировым судьей, то пишите заявление и пусть данный судья эту ошибку и исправляет. Если ошибка ваша, то уточните вопрос, а то не совсем понятно о чем идет речь.

5. Уточнение к вопросу №13822430 Все инстанции по обжалованию уже пройдены, кроме констит. Суда. Ни один судья не удосужился прочитать представленные документы, а ссылаются на это заключение, в котором и замеров никаких нет, кроме вывода. А сосед еще иск подал на компенсацию за неисполнение решения за каждый день 100 руб. Тот же суд его удовлетворил, хотя я подавал и опровержение и частную жалобу с приложением всех документов, даже повторное межевание сделал с выносом точек и межевых знаков.

5.1. Конституционный суд рассматривает вопросы и изучающий, и оценивающий дела, связанные исключительно с соблюдением Конституции РФ, следящий за соответствием ей государственных нормативных актов.

6. Помогите, пожалуйста. В квартире три собственника, я, сестра, мама. Сестра в квартире не проживает. Ссылаясь на статью 247 она требует компенсацию за пользованием ее долей в размере 108 тыс. руб и ежемесячную компенсацию в размере 3 тыс. руб. Был суд, отложили на неделю. Судья не пришла к решению. Сказала, что нам надо оспорить как то эту статью. На какую нам статью ссылаться, чтоб не пришлось ей выплачивать компенсацию? Спасибо.

6.1. Из вопроса не усматривается на каком основании она требует компенсации, если Вы чините препятствие в пользование своей доли, то суд откажет. Если Вы сдаете помещение, то вполне возможно иск удовлетворят. ГК РФ Статья 247.

Владение и пользование имуществом, находящимся в долевой собственности 2.

Участник долевой собственности имеет право на предоставление в его владение и пользование части общего имущества, соразмерной его доле, а при невозможности этого вправе требовать от других участников, владеющих и пользующихся имуществом, приходящимся на его долю, соответствующей компенсации.

Всего хорошего.

7. С бывшим не живём 7 лет, разведена и решение вступила в силу 3 ноября 2015 году, он подал в суд о признании его собственником 5 декабря, но за это время я построила многое и он хочет это делить, что делать, могу ли я подать встречный иск на возмещение компенсации на эти объекты? Срок давности прошел, судья не хочет это видеть.

7.1. Не видя документов и не зная всех обстоятельств спора не возможно дать Вам обоснованную консультацию. Можно только рассуждать о его праве на совместно нажитое имущество во время брака, о возникновении собственности на имущество во время раздельного проживания при прекращении семейных отношений и о многом другом.

7.2. дело это сложное и явно не для заочной бесплатной консультации – хотите себе навредить…

С уважением к Вам, Филатов Евгений Павлович.

7.3. Вам придется в суде доказывать, что это именно Ваше имущество, а не совместно нажитое имущество супругов.Статья 38. Раздел общего имущества супругов

4. Суд может признать имущество, нажитое каждым из супругов в период их раздельного проживания при прекращении семейных отношений, собственностью каждого из них.

Система ГАРАНТ: Подробнее >>> 8. Может ли мировой судья вынести решение об аресте счёта на который приходят только алименты, детские и компенсация за детский сад, если у неплательщика за коммунальные услуги имеется трое несовершеннолетних детей и нет работы? Что грозит такому неплательщику? Может ли мировой судья сам запросить справки о том какие средства поступают на счёт неплательщика или неплательщик сам должен предоставить эти справки?

8.1. Суд или мировой судья только выносит решение о взыскании долга. Если судебным приставом наложен арест на счет, то предъявляйте справку о том, что на счет приходят алименты. Тогда арест снимут.

9. Возможно ли с судьи, не правильно вынесшем судебное решение, потребовать компенсацию за моральный вред, если вынесенное решение повлияло на здоровье человека?

9.1. Нет, конечно. Можно только обжаловать решение суда, если оно Вас не устроило.

Источник: //www.9111.ru/%D0%B4%D0%B5%D0%BD%D0%B5%D0%B6%D0%BD%D0%B0%D1%8F_%D0%BA%D0%BE%D0%BC%D0%BF%D0%B5%D0%BD%D1%81%D0%B0%D1%86%D0%B8%D1%8F/%D0%BA%D0%BE%D0%BC%D0%BF%D0%B5%D0%BD%D1%81%D0%B0%D1%86%D0%B8%D1%8F_%D0%B7%D0%B0_%D1%80%D0%B5%D1%88%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B5_%D1%81%D1%83%D0%B4%D1%8C%D0%B8/

Компенсация морального вреда: тенденции российской судебной практики

Можно ли потребовать компенсацию за ошибку, допущенную судьей при определении режима заключения?

Компенсация морального вреда – один из способов защиты гражданином его нарушенных прав (абз. 11 ст. 12 ГК РФ). Размер компенсации определяет суд. Для этого он принимает во внимание степень вины нарушителя, а также характер физических и нравственных страданий потерпевшего, и выносит решение с учетом требований разумности и справедливости (ч. 2 ст. 1101 ГК РФ).

Закон, причем не только ГК РФ, но и иные нормативные правовые акты, предусматривает следующие основания для взыскания компенсации морального вреда:

  • нарушение тайны завещания (ч. 2 ст. 1123 ГК РФ);
  • нарушение личных неимущественных прав автора (ч. 1 ст. 1251 ГК РФ);
  • нарушение изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером) прав потребителя (ст. 15 Закона РФ от 7 февраля 1992 г. № 2300-I “О защите прав потребителей”);
  • нарушение прав и интересов гражданина в результате распространения ненадлежащей рекламы (ч. 2 ст. 38 Федерального закона от 13 марта 2006 г. № 38-ФЗ “О рекламе”);
  • невыполнение туроператором или турагентом условий договора о реализации туристского продукта (абз. 6 ст. 6 Федерального закона от 24 ноября 1996 г. № 132-ФЗ “Об основах туристской деятельности в Российской Федерации”);
  • нарушение прав и законных интересов гражданина в связи с разглашением информации ограниченного доступа или иным неправомерным использованием такой информации (ч. 2 ст. 17 Федерального закона от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ “Об информации, информационных технологиях и о защите информации”);
  • нарушение прав гражданина, связанное с дискриминацией в сфере труда (ч. 4 ст. 3 ТК РФ);
  • совершение работодателем неправомерных действий или бездействия в отношении работника (ст. 237 ТК РФ);
  • увольнение без законного основания или с нарушением установленного порядка либо незаконный перевод на другую работу (ч. 9 ст. 394 ТК РФ);
  • и другие.

В штате организации числятся несколько должностей одинаковой категории, но должностные оклады у сотрудников разные. Может ли это стать основанием для обращения работника с более низким окладом в суд с требованием о компенсации ему морального вреда? Ответ на этот и другие практические вопросы – в “Базе знаний службы Правового консалтинга” интернет-версии системы ГАРАНТ. Получите бесплатный доступ на 3 дня!
Получить доступ

Однако обязательство по компенсации морального вреда, напоминает адвокат, партнер Коллегии адвокатов города Москвы “Барщевский и Партнеры” Анастасия Расторгуева, возникает не во всех случаях, а только при одновременном наличии следующих признаков:

Страданий, то есть морального вреда как последствия нарушения личных неимущественных прав или посягательства на иные нематериальные блага.

Неправомерного действия/бездействия причинителя вреда.

Причинной связи между неправомерным действием и моральным вредом.

Вины причинителя вреда (ст. 151 ГК РФ).

Вне зависимости от вины причинителя вреда можно требовать компенсацию, только если:

  • источником повышенной опасности причинен вред жизни или здоровью гражданина;
  • гражданин был незаконно осужден, привлечен к уголовной ответственности либо в отношении него были незаконно применены в качестве мер пресечения заключение под стражу или подписка о невыезде, а также при незаконном наложении на него административного взыскания в виде ареста или исправительных работ;
  • в отношении гражданина были распространены сведения, порочащие его честь, достоинство и деловую репутацию (ст. 1100 ГК РФ).

Моральный вред, поясняет ВС РФ, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников, невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, раскрытием семейной, врачебной тайны, физической болью и др. (абз. 2 п. 2 Постановления Пленума ВС РФ от 20 декабря 1994 г. № 10 “Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда”; далее – Постановление Пленума ВС РФ № 10).

При этом отсутствие в законодательном акте прямого указания на возможность компенсации причиненных нравственных или физических страданий не означает, что у потерпевшего нет права на возмещение морального вреда (абз. 3 п. 4 Постановления Пленума ВС РФ № 10).

Размер компенсации морального вреда

Вопрос определения судом размера компенсации морального вреда носит оценочный характер. Это связано с тем, что действующее законодательство не содержит четких критериев для его определения. По общему правилу, судьи выносят решения в рамках предоставленной им законом свободы усмотрения (Определение Конституционного Суда РФ от 15 июля 2004 г. № 276-О).

В связи с тем, что сумма компенсации морального вреда напрямую зависит от субъективной оценки суда, установить конкретные минимальные и максимальные пределы такой компенсации сложно.

МНЕНИЕ

Анастасия Расторгуева, партнер Коллегии адвокатов города Москвы “Барщевский и Партнеры”:

Источник: //www.garant.ru/article/864733/

Кассация вынесла частное определение нижестоящим судьям за грубое нарушение закона при рассмотрении дела

Можно ли потребовать компенсацию за ошибку, допущенную судьей при определении режима заключения?

16 апреля на сайте Второго кассационного суда общей юрисдикции опубликовано сообщение о вынесении частного определения в адрес судей первой и второй инстанций за нарушения закона при рассмотрении гражданского спора.

Как следует из материалов дела № 02-0175/2019, Марина Инютина предъявила судебный иск к ФСИН России по оспариванию отказа ведомства в ее постановке на учет для получения единовременной социальной выплаты на приобретение/строительство жилья. В связи с этим гражданка просила суд обязать ответчика поставить ее и семью Инютиных на учет для получения такой выплаты.

Гражданский спор рассматривался судьей Замоскворецкого районного суда г. Москвы Марией Патык, которая в своем решении от 20 февраля 2019 г. удовлетворила иск частично.

Тогда судья признала незаконным решение ведомственной комиссии об отказе в постановке истицы на учет для получения единовременной соцвыплаты и обязала ФСИН России повторно рассмотреть ее заявление, в удовлетворении остальных требований было отказано.

16 июля Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе из трех судей – Натальи Вьюговой, Марины Сальниковой, Юлии Бобровой – оставила в силе решение первой инстанции.

Далее ФСИН России обжаловала судебные акты в кассационную инстанцию. После ознакомления с делом Судебная коллегия по гражданским делам Второго кассационного суда общей юрисдикции выявила наличие существенных нарушений норм процессуального права, допущенных нижестоящими судами.

В своем определении от 3 марта кассация указала, что протокол судебного заседания Замоскворецкого районного суда г. Москвы не содержит подписи судьи и секретаря судебного заседания в нарушение ст.

228 и 230 ГПК РФ, в материалах дела также отсутствует аудиопротокол.

Тогда же Судебная коллегия вынесла частное определение в отношении судей судов первой и второй инстанций за нарушения закона при рассмотрении гражданского дела.

В нем со ссылкой на ч. 1 ст. 195 ГК РФ указано, что решение суда должно быть законным и обоснованным. При этом судебное решение является законным, если оно принято при точном соблюдении норм материального и процессуального права или основано на необходимом применении аналогии закона или права (п.

2 и 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 23 от 19 декабря 2003 г.). «Однако решение Замоскворецкого районного суда г. Москвы от 20 февраля 2019 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 16 июля 2019 г.

приведенным требованиям не соответствуют, вынесены с грубыми нарушениями норм процессуального законодательства Несмотря на наличие установленных гражданским процессуальным законом безусловных оснований к отмене решения суда, апелляционным определением судебной коллегии от 16 июля 2019 г.

решение от 20 февраля 2019 г. оставлено без изменения», – отмечено в документе.

Таким образом, как подчеркнуто в частном определении, апелляция не выполнила возложенных на нее задач в плане перехода к рассмотрению дела по правилам производства в суде первой инстанции без учета особенностей, предусмотренных гл. 39 ГПК. В связи с этим судьям Марии Патык, Наталье Вьюговой, Марине Сальниковой, Юлии Бобровой указано на допущенное ими грубое нарушение закона и недопустимость таких нарушений впредь.

По мнению адвоката АБ «ЮГ» Сергея Радченко, в рассматриваемом деле произошла уникально редкая ситуация, когда ни первая инстанция, ни апелляция не заметили в деле неподписанного протокола.

«ГПК РФ требует, чтобы судья, а также соответствующий сотрудник его аппарата, который ведет протокол (помощник или секретарь), подписали протокол судебного заседания.

Если они это не сделали, то этот факт является безусловным основанием для отмены решения суда независимо от того, верно ли оно по существу», – пояснил он.

По словам эксперта, подписание протокола – это стандартная техническая процедура, которую подавляющее большинство судей делает «на автомате», отписывая дело перед сдачей в архив или перед отправкой в вышестоящий суд.

«Если судья Замоскворецкого суда этого не сделал, то это означает, что у него, говоря мягко, из рук вон плохо поставлено судебное делопроизводство.

Каждый апелляционный суд, рассматривая любую апелляционную жалобу по гражданскому делу, всегда, независимо от доводов жалобы, проверяет, есть ли в деле поводы для отмены решения по процессуальным основаниям, одним из которых является наличие в деле неподписанного протокола. Однако Мосгорсуд этого не заметил, что доказывает вопиюще халатное отношение судей этого суда к выполнению своих процессуальных обязанностей», – отметил Сергей Радченко.

Адвокат добавил, что, увидев все эти процессуальные «безобразия», Второй кассационный суд обоснованно вынес частное определение в адрес невнимательных судей.

«Надеюсь, это будет началом положительной тенденции по воспитанию новыми кассационными судами нижестоящих судов, так как раньше подобного рода частные определения за грубое нарушение норм процесса в адрес нижестоящих судей выносил только Верховный Суд», – подытожил Сергей Радченко.

Управляющий партнер адвокатского бюро «Бартолиус» Юлий Тай отметил, что частное определение Второго кассационного суда общей юрисдикции не вызывает ни малейших сомнений в его законности и справедливости, поскольку отсутствие подписанного протокола судебного заседания является грубым процессуальным нарушением и так называемым безусловным основанием для отмены судебного акта.

«Разумеется, судья первой инстанции в идеале не должен допускать таких ошибок, а апелляционная инстанция уж тем более не должна была пропустить или проигнорировать такое нарушение.

Однако частное определение – это экстраординарное средство реагирования суда на выявленные в ходе судебного разбирательства нарушения законности отдельными должностными лицами или гражданами и существенные недостатки в работе государственных органов (должностных лиц), учреждений, организаций, их объединений, общественных организаций», – отметил он.

По его мнению, в соответствии с доктриной права и сложившейся практикой такая реакция возможна и целесообразна только при систематическом (и как минимум неоднократном) грубом нарушении законности.

«Если суд, их обнаруживающий, уже просто не может реагировать в форме ординарной процессуальной отмены, а вопиет и требует к устранению системного нарушения закона по принципу “не могу молчать”.

Однако этого в данном случае, по крайней мере исходя из содержания частного определения и известной мне практики деятельности Мосгорсуда, не происходило», – отметил Юлий Тай.

По словам эксперта, суды всех стран мира периодически допускают ошибки в силу человеческого фактора и выносят незаконные акты, которые потом отменяют вышестоящие инстанции (многие, кстати, так и остаются действующими, поскольку они не были обжалованы).

«Это вовсе не означает, что каждая такая отмена, и даже по безусловным основаниям, должна сопровождаться вынесением частного определения.

В юридической литературе в качестве оснований для вынесения частных определений вышестоящей инстанцией в адрес нижестоящей называют, например, низкое качество процессуальных документов суда первой инстанции, невнимательное (небрежное) отношение нижестоящего суда к соблюдению правил судопроизводства и установлению обстоятельств дела; волокиту в судопроизводстве; фальсификацию отдельных процессуальных действий и другие допущенные судом нарушения и ошибки, которые по своему характеру не являются основаниями для отмены решения, но должны быть устранены в дальнейшей судебной практике», – пояснил Юлий Тай.

Судья ВС констатировал систематическое нарушение уголовно-процессуального закона московскими судамиТакой вывод сделан в постановлении об отказе в передаче на рассмотрение кассационной жалобы председателя Мосгорсуда на частное определение, в котором Второй кассационный суд потребовал пресечь нарушения прав граждан, допускаемые судами Москвы

Адвокат добавил, что, если вернуться к буквальному содержанию ст. 226 ГПК, суд может отреагировать на нарушение законности организаций и должностных лиц, к каковым формально судей нижестоящих судов отнести никак нельзя. «Однако Пленум Верховного Суда РФ, сохраняя традиции советского гражданского процесса, включая явные атавизмы, неоднократно призывал суды апелляционной, кассационной и надзорной инстанций путем вынесения частных определений реагировать на факты грубого нарушения судьями нижестоящих судов норм законодательства и Кодекса судейской этики (Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда РФ за третий квартал 2003 г.; п. 59 Постановления Пленума ВС РФ от 19 июня 2012 г. № 13 , п. 19 Постановления Пленума ВС РФ от 31 мая 2007 г. № 27). Несмотря на указанные разъяснения высшей судебной инстанции с доктринальной точки зрения и учитывая конституционно-правовой принцип независимости судей, данные правовые позиции представляются, мягко говоря, не бесспорными, ибо вводят дополнительный механизм квазипроцессуального взаимодействия между судьями различных инстанций при равенстве их правового статуса», – отметил эксперт.

По его мнению, Верховный Суд России также разъяснял, что в случае же, если лицо, чьи права и законные интересы затронуты частным определением, не участвовало в деле, оно вправе обжаловать такое определение в надзорном порядке в соответствии с ч. 1 ст. 376 ГПК.

«Не так давно Второй кассационный суд общей юрисдикции уже выносил частное определение в отношении судей Мосгорсуда и даже его председателя, когда речь касалась сложившейся и распространенной практики необоснованных, слабо мотивированных судебных актов об избрании мер пресечения в виде содержания под стражей, а также продления сроков содержания под стражей. Вот то частное определение, как мне кажется, было вполне обоснованным и уместным. И председатель Мосгорсуда Ольга Егорова даже предприняла безуспешную попытку оспорить его в Верховном Суде», – отметил Юлий Тай.

Источник: //www.advgazeta.ru/novosti/kassatsiya-vynesla-chastnoe-opredelenie-nizhestoyashchim-sudyam-za-gruboe-narushenie-zakona-pri-rassmotrenii-dela/

Государство будет платить за ошибки судов и следствия

Можно ли потребовать компенсацию за ошибку, допущенную судьей при определении режима заключения?

Получить компенсацию за незаконное осуждение теперь можно будет гораздо быстрее. Правила таких выплат, которые сегодня публикует “Российская газета”, позволят оперативнее помогать людям, пострадавшим от репрессий судебной машины.

Так уж сложилось, что у нас в стране немало людей, которые попадают на нары по ошибке, по злому умыслу, по заказу наконец. Только в России могла возникнуть и успешно пережить века пословица про суму и тюрьму, от которых не надо зарекаться.

Точный процент безвинно осужденных или отправленных за решетку в больничные психиатрические палаты не знает никто. Подобной статистики нет. Даже правозащитники, которые специализируются на незаконных осуждениях, путаются в цифрах.

Не секрет, что некоторые такие бедолаги даже после реабилитации категорически отказываются требовать от государства и чиновников в погонах то, что им положено по закону. Другие идут до конца.

//www.youtube.com/watch?v=3itbngXuPqo

Сегодня тюремное население России весьма велико – около 750 тыс. человек за решеткой. Но только из следственных изоляторов за год освобождается после сидения около 80 тысяч человек. Среди них немало тех, кто вышел вчистую и отсидел безвинно.

У нас право на компенсацию в случае ошибки суда или следствия прописано в Конституции и Уголовно-процессуальном кодексе.

А механизм таких выплат прописан в специальных правилах, утвержденных правительством. В документе названы те, кому положено заплатить рублем за незаконное лишение свободы, помещение на принудительное лечение в психиатрические лечебные учреждения, за конфискованное имущество.

Как разъяснили корреспонденту “РГ” в департаменте бюджетной политики, в отраслях социальной сферы и науки министерства финансов, публикуемый сегодня в “РГ” документ расширяет возможности помощи невинно пострадавшим. Все подобные расходы проходят через госказну.

Однако теперь в регионах могут сами выплатить невиновному сумму, которую назначил суд, и потом просить казну компенсировать в местный бюджет эти деньги. Раньше все было иначе. На местах составлялись заявки на выделение необходимых сумм и лишь потом, когда центр перечислял деньги, их платили.

Часто пострадавшие ждали этих денег годами.

Результат от публикуемых сегодня изменений должен быть в пользу людей.

Присужденную сумму они теперь смогут получать оперативнее.

Насколько важен новый документ, можно судить по двум людским судьбам. На днях в Бурятии вступило в силу решение суда о взыскании из казны в пользу жителя села Дульдурга Михаила Романова 450 тысяч рублей.

Этот человек четыре года отсидел за убийство, которого не совершал. На протяжении этих лет арестант доказывал свою невиновность. В итоге по его уголовному делу было вынесено четыре приговора.

Точку поставил Верховный суд России, который признал Михаила Романова непричастным к убийству и освободил из-под стражи.

А в прошлом году Верховный суд Хакасии постановил выплатить бывшему заключенному Абдуле Исаеву и того больше – 1 миллион рублей компенсации за четыре года, которые он отсидел в тюрьме по ошибке. Прокуратура Хакасии обвиняла этого человека в особо тяжких преступлениях, в том числе убийстве двух человек.

Суд постановил выплатить Абдуле Исаеву 450 тысяч рублей компенсации. Но вчерашний зэк посчитал эту сумму оскорбительной и обратился за увеличением компенсации в Верховный суд республики, выставив на этот раз счет в размере 999 миллионов.

В итоге физические и нравственные страдания невиновного арестанта оценили в миллион.

Подсчитано, что за год только в таких регионах, как Марий Эл, Чувашия, Татарстан и Забайкалье, минфин компенсировал 3 миллиона 375 тысяч рублей 26 россиянам за их незаконное осуждение или нахождение под стражей.

Сколько стоит несвобода

Если проанализировать выплаты за репрессии за последние несколько лет, то складывается некий “прейскурант” на судебные и следственные ошибки. Естественно, он неофициальный, но именно так или примерно так платят по стране. Естественно, эти цифры составляют некое среднее число, но они дают представление о суммах за честь и свободу.

Самыми дорогими считаются преступления, квалифицируемые Уголовным кодексом как “причинение вреда жизни или здоровью”. Как правило, судьи оценивают размер компенсаций от 100 до 300 тысяч рублей. К примеру, в суде Йошкар-Олы была назначена компенсация в 280 тысяч рублей матери молодого человека, которого убили милиционеры.

Следующие в “прейскуранте” – преступления, квалифицируемые как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, превышение должностных полномочий, связанное с умышленным причинением вреда здоровью или побоями. Такие очень распространенные преступления милиции оцениваются судом в среднем в 30-90 тысяч рублей.

Свобода законопослушных россиян по опыту нашей судебной системы стоит не очень дорого. Незаконное задержание по подозрению в совершении преступления – 5 тысяч рублей, незаконный полугодовой арест – 90 тысяч рублей, незаконное осуждение лица на лишение свободы от 4 с половиной лет и больше может быть оценено в 1 миллион рублей.

Есть и более “мелкие” нарушения – проведение следственных действий без предъявления обвинения – 6 тысяч рублей, волокита дела дознавателем или следователем обходится государству по судебному решению в девять тысяч рублей, а такие же нарушения со стороны прокурора стоят казне примерно десять тысяч.

Первый шаг из зоны

Если невиновному никто не рассказал о правах на реабилитацию после освобождения, то ему надо написать заявление в следственный орган, который вел его дело. В заявлении потребовать вынести отдельное постановление, в котором закреплено право на реабилитацию. А потом с этим постановлением требовать в суде возмещения вреда.

Такие возможности ему гарантирует статья 53 Конституции РФ. Там сказано, что каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц.

Право на компенсацию вреда, причиненного в результате незаконного уголовного преследования, прописано и в Конвенции о защите прав человека и основных свобод. По этому документу каждый, кто стал жертвой ареста или задержания, имеет право на компенсацию.

В соответствии со статьей 133 Уголовно-процессуального кодекса РФ право на реабилитацию включает в себя право на возмещение имущественного вреда, устранение последствий морального вреда и восстановление в трудовых, пенсионных, жилищных, а также иных правах.

Источник: //rg.ru/2008/03/19/oshibki.html

Юрист Михеев