Может ли моя дочь работать со мной в одной школе?

Действенный способ избавиться от неадекватных родителей в школе. Личный опыт

Может ли моя дочь работать со мной в одной школе?

Да, к сожалению, заполошные на грани полоумия мамаши втречаются все чаще. От них страдают учителя, на которых сыпятся бессчисленные жалобы, основанные на ” мою Маню сегодня не спросили” и тому подобным надуманным причинам.

От них достаётся остальным родителям, когда они врываются в чат со своими бредовыми идеями и открыто поливают и детей, и взрослых помоями. И параллельно возмущаются, что с их чадом никто не хочет дружить.

Откуда они, такие, берутся, не знаю. Почему им везде мерещатся враги – тоже. Но эта категория безумных, не побоюсь этого слова, родителей, готова порвать всех лишь за взгляд, равнодушно скользнувший по их чаду.

И бороться с ними бесполезно.

Но однажды в нашей школе произошла ситуация, которая показала – выход есть. Картинка из открытого источника

Начало

Пришла в середине 3-его класса девочка, пусть Маша. Обычная девочка вроде. Только вот на уроках она сидела в буквальном смысле “сложа руки”. Вот просто спокойно сидела, никому не мешала и ничего не делала. Ну и оценки соответствующие.

Но! Мама сразу начала бегать в школу, доказывать, что девочка – то отличница, а не двоечница, это учительница плохая, учить не умеет совсем ну и далее по списку.

Только не учла мама из приезжих, что городок наш маленький. И двоюродная сестра нашей одноклассницы училась первые 2,5 года с Машей-“отличницей”. И перевелись из-за двоек именно.

Мамаша не только на оценки бегала жаловаться, но и на других “плохих” детей. То шоколадкой соседка по парте не поделилась с Машей, то списать другая не дала, а третья так и вовсе, не поздоровалась, страшно сказать.

А еще чаще она жаловалась на мальчика, поведение которого, мягко говоря, тоже всех достало.

Он мог подойти к девочке, которая стоит на стуле и поливает цветы на этажерке, поднять ей юбку, спустить штаны и то и выдернуть стул из-под ног.

Его мама тоже все жаловалась, что дети с ним не играют, а учительница придирается, и даже перевела его в Е класс. А через неделю привела обратно – нечего такому золотцу в Е классе штаны просиживать.

 И вот схлестнулись 2 эти жалобщицы. Одна на другую (на детей) бегают кляузничать без устали. Миша обижет Машу и наоборот. Одна мамаша бегает по четным числам, другая по нечетным.

Фото из открытого источника

Апогей

Учительница наша взвыла и за 4 месяца до выпускного объявила, что она уходит. Не помогают ни Новопасситы, ни прочие успокаивающие средства вместе взятые.

Мы посовещались с родителями, и инициативной группой в количестве 5 человек отправились к директору. Да, он товарищ своеобразный, но что делать. Выслушал нас и как давай байки травить. Про то, как он в суд ходил. Заслушаться можно. Куда уж там Салтыковы-Щедрину с его мужиком и генералами.

Устали от побасенки, выцарапали обещание принять меры. И ушли с миром.

Если честно, ничегошеньки не изменилось. Но учительница воодушевилась нашим заступничеством и осталась работать с нашим классом до выпускного. И все бы ничего, но ведь недаром народ придумал пословицу про “мужика и гром”. И директору нашему все же пришлось перекреститься.

ФОТО ИЗ ОТКРЫТОГО ИСТОЧНИКА

Выпускной

В чате написали – всем принести по 1 белому шарику. Маша как всегда прослушала, мамаша не соизволила прочесть сообщение от родкома, и пришла Маша без шарика. Увидела, зарыдала.

Мамаша сразу набычилась, полностью соответствуя своей фамилии, из ноздрей дым, копытом бьет. Дети шарахнулись. А она вместо того, чтоб сбегать за шариком 30 метров в канцтовары, просто отжимает его у мальчика, стоящего с Машей в паре. Но там папа погрозил кулаком, и шарик вернули. Маша ревет, а мама куда-то растворилась. Странно, но вроде выдохнули, пошли на линейку.

И вот вернулись в класс. Набилось в кабинет 40 детей, столько же родителей. Дети поют, стихи читают. Родители и учительница всплакивают от умиления. 

Тут мне стало душно, вышла умыться в туалет, который прямо напротив двери нашего кабинета. Вот 70 см. расстояние от двери до двери. Только выходить из клозета – вижу, как по коридору несётся директор и вращает глазами. Подбегает к нашему кабинету и выдергивает учительницу. Прям с праздника

Я стою, ни туда и ни сюда. Отошла к окну, типа не слушаю. Но не затыкать же уши.

И вот он так яростным шепотом: ” кто это такие???(фамилия Маши)”

Она ему: ” так это те, по поводу которых к вам мои родители приходили, просили принять меры”.

Пауза. “Дааа? А что ж ты не сказала, что они такие?”

'Иван Иваныч, 1000 раз говорила, а что случилось?”

“Пришли мама с папой ко мне в кабинет сразу после линейки, орали, матерились, обвиняли, угрожали. Обещали, что завтра я уже не на должности, стертый в порошок забуду дорогу в эту школу. Это ужас, что они устроили”

“А по какой причине. Иван Иваныч?”

“Не знаю, из-за какого-то шарика, я не понял”…

Учительница, пряча удовлетворённую улыбку, как мне показалось, сказала что ее ждут дети и родители и зашла в класс. Я отлепилась от окна и нырнула за ней.

Картинка из открытого источника

Сказочке конец

Позже выяснилось, что в кабинете Иван Иваныч на момент “разговора с родителями ” был не один, на его счастье. Там присутствовал работник администрации, который подняв с парты челюсть и вытерев с лица чужие слюни приказал родителям покинуть помещение.

Папаша орал, что “всех посадим” и “я казак”. Так наш директор тоже, тогось, в казачестве состоит.

Продолжения не знаю, но ни Машу, ни ее родителей больше в школе никто не видел.

Наверное, отправились покорять новые горизонты.

Картинка из открытого источника

Эпилог

П.С. Как оказалось впоследствии, на мою дочь эта мамаша тоже приходила орать. На моего тихого, скромного ребенка. Брала за шкирку, размахивала зонтом над головой и ОРАЛА.

Потому что Мане разрешили 2 дня сидеть на месте моей дочери, пока мы были на соревнованиях. А когда попросили пересесть обратно, звонок маме – мама мчит разбрызгивая пену – докладная завучу и снова разборки.

Я об этом узнала, когда их уже давно не было. Ребенок промолчал, учительница тоже…

Спасибо за внимание, уважаемые читатели. И чаще расспрашивайте своих детей о делах школьных…

Источник: //zen.yandex.ru/media/id/5ce939c87f585100b3218bb7/5dab746f98fe7900b065d6c4

«От него все стреляются»: как избавить класс от ученика с деструктивным поведением

Может ли моя дочь работать со мной в одной школе?

«У нас Давид посреди контрольной включил на полную громкость какую-то тупую музыку. Татьяна Владимировна стала с ним разбираться, кричать, дневник отобрала. Все отвлеклись, время потеряли, я тоже. Не успела все решить», — объясняет мне дочь тройку по математике. Оценка, конечно, на ее совести, но о подобных выходках Давида она рассказывает то и дело.

Такие дети есть в большинстве классов — независимо от престижа школы и возраста учеников. Они могут кричать на уроках (о переменах и говорить нечего), лупить соседей по парте, обзывать одноклассников, хамить учителям.

Могут вытворять и вещи похуже: воровать, распивать алкоголь в школе, употреблять психотропные вещества и склонять к этому одноклассников. Но такие случаи мы рассматривать не будем — здесь все и проще, и сложнее одновременно: противоправные поступки находятся в ведении полиции.

И если вина ученика будет доказана, убрать его из класса нетрудно.

А как быть тем, кто несколько часов в день находится в одном помещении с неуправляемым одноклассником, который может и харкнуть, и оскорбить, и завопить, но при этом никаких правонарушений не совершает? В первую очередь этот вопрос волнует родителей. На родительских форумах описаний «неадекватов» в классе и того, что они вытворяют, — очень много.

Вот лишь несколько цитат от пользователей сайта umama.ru.

— Ребенок полный неадекват, родителям до фонаря, вчера … требовал в раздевалке подать его одежду, потому что не может ее сам найти … причем требовал грубым матом, свидетели есть.

— Ходили летом в пришкольный лагерь, там Вася пряжкой от ремня разбил одному мальчику голову. Вызывали родителей, скорую, улеглось …Теперь объектом для Васи стал мой сын.

По мелочи рассказывать не буду, но сегодня Вася зарядил ему по уху так, что сын некоторое время ничего не слышал.

[Потом] Вася расцарапал однокласснице МЕЛОМ лицо! Вы представляете, как надо давить на мел, чтобы на лице были царапины?

— У сына был похожий одноклассник, доставал всех, включая классную.

Вот вроде нормальный ребенок, но то на соседа гуашь выльет, у того по всему пиджаку желтая краска растеклась, то мел на уроке ест, то все сидят контрольную пишут, а он сотовый свой разбирает-собирает, ну и лупил всех. Классная каждый день родителей его вызывала на беседы, ее трясло уже потом при одном только упоминании его фамилии.

По словам психологов, «неадекватов» можно разделить на несколько групп:

  • дети с нарушениями здоровья, которые просто физически или психологически не могут долгое время сидеть на одном месте и заниматься каким-то одним видом деятельности;
  • ученики из неблагополучных семей — дети алкоголиков, наркоманов, живущие без родителей, с пожилыми опекунами, бабушками, дедушками, которые в силу возраста не могут обеспечить должное воспитание;
  • избалованные дети.

Подход можно найти к школьникам из любой группы, уверены и родители, и педагоги со стажем.

— В моей практике был случай: в одном из классов появилась такая группа учеников — никому не давали нормально учиться, обижали тех, кто послабее, задирали девочек, курили за школой. Лидер, как водится, один — собрал команду и терроризировал всех вокруг. От них страдала вся параллель — и дети, и учителя. На одном из педсобраний я сказала: возьму его к себе в класс.

А мой класс был дружным, обижать кого-то, насмехаться — такого в привычке у ребят не было. Вначале он пытался и у меня какие-то свои порядки установить, но в итоге перенял тот тип поведения, что был у большинства. Сейчас он уже вырос, выучился, семью завел.

Недавно встретились с ним на улице, говорит: «Если бы не вы, Елена Викторовна, попал бы после школы в тюрьму, и все».

Найти подход к ученику и его родителям

Специалисты отмечают: любое неадекватное поведение — это крик ребенка о помощи, желание привлечь к себе внимание. «Ни один человек не рождается правонарушителем, преступником.

Если поведение школьника выходит за границы того, что мы привыкли считать адекватным, надо разбираться с причинами, а их, как правило, всего две: или здоровье, или отношения в семье. И то, и другое можно корректировать.

И чем раньше этим заняться, тем меньше будет возможностей для развития деструктивного поведения», — уверена педагог.

К сожалению, не каждый учитель будет искать подход к сложным детям. Сказывается и нагрузка, которая лежит на преподавателях, и какие-то другие причины, нежелание или неопытность — ведь часто в начальной школе и среднем звене работают только что окончившие вуз или педколледж учителя, которые просто пока не умеют работать с такими детьми.

Родители трудного ребенка — еще одна сложность: далеко не всегда они сами отличаются адекватностью.

И речь даже не идет о неблагополучных или, по законодательной терминологии, социально опасных семьях: работа с учениками из таких семей регламентирована несколькими документами, начиная от Семейного кодекса и ФЗ «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» и заканчивая методическими рекомендациями Минобра.

По закону, на школу возлагается обязанность выявлять несовершеннолетних, находящихся в социально опасном положении; оказывать помощь в воспитании и обучении детей из социально опасных семей; вести индивидуальную профилактическую работу с обучающимися, имеющими проблемы в поведении, обучении, развитии и социальной адаптации.

Гораздо труднее общаться с родителями, которые просто не замечают деструктивного поведения своих отпрысков. В разговорах с классным руководителем и с родителями одноклассников они встают горой на защиту своего ребенка. С одной стороны, это правильное родительское поведение: прилюдно ребенка защищать нужно.

Но адекватные родители при этом способны услышать информацию, выявить главное и дома, наедине с ребенком, спокойно обсудить ситуацию, выяснить подробности, объяснить, если ребенок был неправ.

Другое дело, когда родители закрывают глаза на проделки своих детей, склонны оправдывать их поведение, обвиняя при этом других школьников или учителей в провоцировании конфликта.

В обсуждениях на родительских сайтах нередко пишут, что родители попросту отмахиваются от обвинений в адрес своего ребенка. «Да ваш первый начал, а мой только сдачи дал», «Мой ребенок на такое неспособен», «Вы все придумываете о моем Петеньке, чтобы своего Ивана выгородить!» — типичный набор фраз родителей «неадекватов».

— У нас в классе похожая ситуация. Уже есть девочка с печеночным кровотечением, мальчик с переломом челюсти… И этот УРОД (кстати, недавно устроивший на перемене сеанс демонстративного онанизма — прямо в классе, пока учительница вышла) преспокойно ходит в школу, а его мамаша на все жалобы реагирует: «Что вы на моего ребенка накинулись? Он гипердинамичный и ВЕСЕЛЫЙ мальчик».

Доказать таким родителям, что их ребенок действительно ведет себя неадекватно, можно, используя современную технику: записать драку или словесную перепалку на видео и предъявить запись в качестве аргумента.

Родительский комитет должен внимательно изучить школьный устав, в котором прописаны правила поведения в образовательном учреждении. Случаи нарушения устава нужно фиксировать для дальнейшей аргументации. Кстати, фиксация таких нарушений входит в обязанности классного руководителя. Как и объяснение педсовету, почему не удалось избежать конфликта.

Зачем школе медиаторы

Справедливости ради стоит отметить, что иногда действительно сложно установить, кто виноват в той или иной ситуации: учитель может «назначить» виновным ребенка, который был замечен в деструктивном поведении, но не выяснить реальную причину конфликта.

В 2010 г. российские законодатели подписали документ «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)».

Согласно этому закону, в школах должны быть созданы службы примирения (или медиации): специальный орган, состоящий из работников образовательной организации, учащихся и их родителей, прошедших необходимую подготовку.

Их задача — урегулировать и минимизировать конфликты, возникающие как между учениками, так и между школьниками и преподавателями.

В Свердловской области, по данным директора Центра медиации Ольги Махневой, действует порядка 400 школьных служб примирения.

К слову, есть такая и в школе, где учится моя дочь. Но ничего о ее существовании она не знает. «Если такая служба у нас есть, почему они ничего не делают с этими уродами из 7 «В»: вчера сидим с Никой на перемене, болтаем, они просто проходили мимо, ударили меня портфелем по голове, Нику — по спине, обозвали и ушли как ни в чем не бывало», — возмущенно рассказывает мне Лера.

Если в классе есть ученик, который создает конфликтные ситуации, школьная служба примирения должна провести работу как с ним, так и с его родителями. Предпринять какие-то шаги медиаторы смогут после того, как зарегистрируют соответствующее обращение — оно может быть как от других учеников, так и от родителей, и от преподавателей.

Узнайте, есть ли в вашей школе служба примирения (медиации), и обратитесь туда с жалобой на ученика с деструктивным поведением. Служба примирения должна не только разобрать конкретную ситуацию и провести разъяснительную беседу, но и через какое-то время проверить, как развиваются события, полностью ли исчерпан конфликт.

Четыре действенных буквы — ПМПК

Если поведение сложного ребенка никак не меняется, родительский комитет может ходатайствовать перед классным руководителем о том, чтобы ученика направили на психолого-медико-педагогическую экспертизу (ПМПК).

Это комиссия, которая состоит из специалистов разных сфер — медиков, психологов, педагогов, которые с помощью разных тестов должны определить, может ли ребенок учиться в общеобразовательной школе либо ему будет лучше в коррекционном классе или на домашнем обучении.

Академические задолженности, асоциальное поведение, неумение адаптироваться в коллективе — это основания для направления детей на ПМПК. Еще одна категорией детей, которой необходимы рекомендации комиссии, — подозреваемые, обвиняемые либо подсудимые по уголовному делу несовершеннолетние дети.

Обычно угроза ПМПК заставляет родителей плотнее заняться воспитанием: мало кому хочется, чтобы его ребенок попал в специализированное учебное заведение.

Но здесь есть существенная сложность: провести такую экспертизу возможно только на основании заявления от родителей или законных представителей ребенка или с их письменного согласия.

Да и результаты экспертизы носят рекомендательный характер: если родители, несмотря на выводы ПМПК, не захотят перевести ученика в специализированную школу, выгнать из класса его никто не сможет.

Выход в данной ситуации один: родители других учеников совместно с классным руководителем должны объяснить, что прохождение ПМПК — лучший (или единственный) вариант для ребенка.

— Все родители подключили своих знакомых во всех инстанциях. Поставили на учет в милицию, постоянно проверяла родителей опека, с родителями мальчика постоянно разговаривали другие родители, не давая уходить от разговора. Угрожали. Может, жестко поступили, но родителей того мальчика и самого мальчика задавили в итоге, и в классе наступил мир и покой.

Некоторые родители используют совсем непедагогические меры, чтобы приструнить мешающего всем ученика. Главное — не переходить грань закона и попробовать вначале более правомерные способы.

— У знакомой в 8-м классе сын был, образовалась подобная неразрешимая проблема. Учителя не справляются, одноклассник срывает уроки. Знакомая — тетенька решительная, пришла, посидела на уроках. При ней хулиган присмирел.

Оказалось, что она подошла к нему и пообещала физически расправиться. Комплекция позволяла. Он ей, конечно, сперва загонял, что она не имеет права, но она ему объяснила, что ей пофиг на права, с ментами она договорится, а ему от этого легче не будет.

Вот такая непедагогичная история.

Жестко, но эффективно

Наиболее жесткие меры, которые могут применяться к ученикам с деструктивным поведением, — штраф и исключение из школы. Но они работают только в старших классах: учеников до 15 лет исключить из образовательного учреждения на законных основаниях невозможно.

Административный штраф накладывается на ребенка, совершившего серьезное правонарушение — начиная от порчи школьного имущества или кражи и заканчивая появлением в школе в состоянии опьянения. Штраф будут выплачивать его родители, законные представители или опекуны.

Менее жесткая, но тоже эффективная мера — постановка неблагополучного ученика на внутришкольный учет (ВШУ). В этом случае ученик и его семья попадают под пристальное внимание школьного психолога, социального педагога, педсовета школы, в особых случаях подключается опека.

Ребенок, поставленный на ВШУ, в обязательном порядке должен заниматься с психологом, в зависимости от ситуации занятия могут проводиться и с родителями. Педагоги могут в любой момент прийти с проверкой в семью ученика. Как правило, такой контроль отрезвляет и самого нарушителя, и его родителей, а занятия со специалистами дают положительный эффект.

Родители одноклассников могут ходатайствовать, чтобы ученика поставили на учет, если он:

  • систематически пропускает без уважительных причин учебные занятия;
  • был замечен в попрошайничестве;
  • неоднократно нарушал устав школы и правила поведения обучающегося;
  • не успевает по многим школьным предметам;
  • был замечен в употреблении психоактивных веществ.

Если, несмотря на принятые меры, ни учащийся, ни его семья не отреагировали на ситуацию, родительский комитет и педагоги, в соответствии с ФЗ «О системе профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних», имеют полное право обратиться в комиссию по делам несовершеннолетних.

Но все-таки главное правило, которым следует руководствоваться тем, кто мечтает избавить класс от неприятного ученика: не навреди.

«Иногда ни педагог, ни собственные, ни другие родители не задумываются, что они пытаются бороться… с ребенком. И это ужасно.

Надо стараться его услышать, понять, а борьба способна лишь сделать из ребенка изгоя и потенциального преступника», — считают опытные педагоги.

Иллюстрации: Сергей Логинов для 66.ru; архив 66.ru

Источник: //66.ru/news/society/196383/

7 вопросов, на которые школьник имеет полное право не отвечать учителю

Может ли моя дочь работать со мной в одной школе?

«Летидор» собрал реальные случаи, когда вопросы учителей ставили школьников в крайне неудобное положение.

Профессиональный учитель никогда не cпросит лишнего. Или сделает это так, что выглядеть такой вопрос будет совершенно уместно.

Мы отнюдь не советуем настраивать своего ребенка на конфронтацию с педагогом. Просто школьник должен знать: учитель — уважаемый человек, но даже он может задать вопрос, на который не стоит отвечать с полной готовностью.

Варианты. «Почему ты не сходил (-а) в туалет на перемене?», «А потерпеть ты не можешь?», «Почему ты так часто туда бегаешь?» и даже «Что ты собираешься делать в туалете?»

Ученик имеет полное право не отвечать на подобный вопрос, особенно если учитель задает его при всем классе.

Младшеклассники не всегда могут контролировать свои потребности и, забегавшись на перемене, вспоминают о туалете уже тогда, когда начался урок.

Если ребенок попросился выйти, скорее всего, ему это действительно нужно.

Все мы знаем, насколько трудными бывают дети в подростковом возрасте. И некоторые неравнодушные педагоги решают этот вопрос иначе: «Конечно, можно выйти. Но если я почувствую запах табака…»

Реальная история. Однажды моя дочь попросилась выйти в туалет на контрольной по математике.

Учитель очень нервно отреагировал: «Опять в туалет? Что у тебя там случилось? Ты полчаса не вытерпишь?» Моя девочка очень робкая, слова ее смутили, и она решила терпеть, но не смогла.

В итоге случилось то, что случается с ребенком, если он вовремя не идет в туалет! Когда я пришла в школу за дочкой, она была заплаканная и в мокрых колготках.

Я жалею, что изначально не объяснила дочери:

«Если сильно хочется в туалет, а учитель не отпускает, смело вставай и выходи из класса!»

Были разговоры и с этим учителем, и с директором школы. Педагог дико извинялся. Но дети в 6-м классе НИКОГДА не забудут эту историю. Пришлось перевести дочь в другую школу.

Варианты. «Неужели твоя мама не может выделить тебе всего лишь тысячу?», «Твой папа уже сказал тебе, когда сможет дать денег?», «Ты знаешь, что мы ждем только тебя?»

Учителя и родительский комитет не имеют права требовать от семьи деньги на нужды школы или класса — это неправомерно. Однако попросить сделать свой добровольный вклад не запрещено. Школа может пополнять свой бюджет за счет родительских пожертвований и благотворительной помощи.

Если родители сами захотят сделать в классе ремонт — это не запрещено.

И вот родительский комитет решает, что с каждого ученика нужно собрать такую-то сумму. Все одноклассники сдали, а ты… Нет, ребенка нельзя притеснять, зато ему можно задать «невинный» вопрос: «А когда и ты сдашь на нужды нашего класса?»

Реальная история. Прошло несколько лет, но я до сих пор помню все те денежные сборы на нужды школы. Нам оставался лишь год до выпуска, но на родительском собрании наша классная руководительница предложила: «Вашим детям в этом классе еще учиться целый год. Будет здорово, если вы сделаете ребятам хороший ремонт!»

Нашлись те, кто поддержал. Моей маме эта идея не очень понравилась, но она не стала спорить, так как она совсем неконфликтный человек. Дома она сказала, что «Придется и нам найти деньги, ведь будут сдавать все».

Деньги мы не могли «найти» еще долго. Отца положили в больницу, а мать тогда сидела в декрете с младшей сестрой. Но моя классная не унималась:

«Когда ты сдашь свою часть?» и «Отец уже получил зарплату?»

Сначала она спрашивала меня об этом в школьном коридоре (я даже начала ходить бочком, чтобы казаться незаметной). Потом она стала спрашивать меня об этом при всем классе. Я чувствовала на себе взгляд одноклассников, так как я осталась последняя, кто не сдал эти деньги…

Потом у меня был день рождения, и бабушка подарила мне «конверт», чтобы я сама выбрала себе что-нибудь. В общем, я осталась без нового пальто, зато в классе был ремонт!

Варианты. «Ты пользуешься дома калькулятором?», «У тебя есть сборники готовых сочинений?»

В младших классах калькуляторы на уроках не разрешены — иначе дети так и не научатся считать сами. Учитель может попросить учеников не пользоваться этим устройством и при выполнении домашних заданий. Но это не значит, что оно вовсе под запретом.

То же самое касается решебников, ГДЗ и сборников сочинений — само по себе наличие этих пособий не говорит о том, что школьник списывает.

В любом случае учитель проверяет знания у доски, а не делает выводы по тому, насколько часто ребенок заглядывает в решебник.

Реальная история. Однажды учительница спросила у нас: «Дети, а у кого дома есть ГДЗ по геометрии?» Я честно ответила, что купила себе такой.

Как я пожалела потом об этом! Каждый раз, когда я решала сложную задачу, она вспоминала: «У тебя ведь есть решебник!» Говорила она это как бы в шутку, но всегда как будто сомневалась, заслуживаю ли я высокую оценку. Так нечестно!

Варианты. «Почему родители тебе не купят приличный рюкзак?», «Когда ты придешь в нормальной куртке?», «Почему у тебя такие дешевые карандаши?»

Если школьник пришел на занятия в неопрятном виде, учитель вполне может обсудить с ним то, как важно следить за внешним видом. Однако настоятельно просить купить новые вещи неуместно.

Реальная история. У наших детей в школе было правило — носить сменку только с белой подошвой. Требование странное, но раз надо, так надо — купили обувь со светлой подошвой.

Туфли хорошо сохранились, поэтому на следующий год сын продолжил их носить.

Но учительница вдруг заметила, что подошва оставляет следы на школьном линолеуме — светлые следы! Поэтому она решила — все дело в том, что туфли старые.

«Твои родители не могут позволить купить тебе новые туфли? Они тебе наверняка уже жмут. И еще смотри, какие следы ты оставляешь на полу старой подошвой!»

— вот так заявила моему ребенку его учительница.

Я не миллионер покупать детям лишние туфли, которые дорого стоят. Но самое главное — мой ребенок чувствовал себя нищим, когда ему задавали такие вопросы.

Варианты. «Ты что, больной (-ая)?», «Чем ты болеешь?»

Если учитель физкультуры настолько чуткий и неравнодушный человек, он может поинтересоваться здоровьем ученика (а чаще это ученицы) у школьной медсестры, но никак не у самого ребенка.

Реальная история. В нашем классе девочки иногда брали справки у медсестры, которые освобождали их от физкультуры. Достаточно было сказать, что болит живот или плохо себя чувствуешь.

Конечно, появились те, кто злоупотреблял этим и ходил за справкой чаще одного раза в месяц. Но это быстро пресекли.

Однажды физрук при всем классе спросил меня: «По какой причине у тебя освобождение?» Я ответила: «У меня болит живот».

Тогда он решил сострить: «Живот в этом месяце у тебя уже болел! По какой причине тебе дали освобождение на этот раз?»

Весь класс смеялся. Мне было очень неудобно.

Варианты. «Ты крещеный?», «Ты ходишь в церковь/мечеть/синагогу/костел/храм…?»

Расспросы о религиозных убеждениях считаются бестактными, если только человек сам не желает об этом рассказать собеседнику. А если учесть, что вопрос религии — это вопрос личного выбора взрослого человека, то задавать его ребенку бестактно вдвойне.

Реальная история. На родительском собрании одна мама спросила у меня: «Почему вы не воспитываете в своих детях любовь к богу?» Сказать, что я опешила, — не сказать ничего…

Оказывается, на уроке истории учительница опрашивала всех учеников по очереди, верят ли они в бога, носят ли нательный крестик.

Уж не знаю, что там такого ответил мой сын, но девочка из религиозной семьи, которая сидит с ним за одной партой, рассказала своим родителям, что мы «безбожники».

Кстати, сын говорит, что просто ответил «Ни в кого не верю», «Ничего не ношу». Мы не стали зацикливаться на этом. Но не пойму, зачем учитель задает такие вопросы детям.

Варианты. «Как ты относишься к нашей власти?», «Ты уважаешь нашего премьер-министра?»

Разумеется, на уроках истории школьники рассуждают и на политические темы. Это помогает развивать аналитические способности и повышает эрудицию.

Однако расспрашивать о личных и семейных политических предпочтениях неэтично.

Реальная история. Я уже сама мама, но до сих пор помню, как в школе перед уроками нас заставляли петь гимн России. Опоздал на это пение — ожидай порицаний! Одно из них мне довелось услышать лично: «Ты опоздала на гимн! Ты что, не любишь нашего президента?»

У меня сразу же завертелась мысль: «При чем здесь все это?» Хотелось спросить эту учительницу: «Вы себя точно хорошо чувствуете?» Но я промолчала.

Shutterstock.com

Источник: //letidor.ru/psihologiya/7-voprosov-na-kotorye-shkolnik-imeet-polnoe-pravo-ne-otvechat-uchitelyu.htm?full

Помогите, пожалуйста, разобраться (бессилие и тревога, обида на ребенка)

Может ли моя дочь работать со мной в одной школе?
?

az_buka17 (az_buka17) wrote in ru_psiholog,
2014-03-21 03:40:00 az_buka17
az_buka17
ru_psiholog
2014-03-21 03:40:00 Category: Уважаемое участники сообщества! Прошу у вас совета по поводу взаимоотношений с дочерью. Не могу справиться с чувством бессилия и тревогой за ее будущее.

Моей дочери 16 лет, она учится в 9 классе. Соответственно, впереди ГИА, после которой нужно будет делать выбор: поступать в училище/техникум – или идти в 10-11 класс.

Успеваемость у нее самая что ни на есть “троечная”. Учителя считают, что она может учиться лучше, дочь же говорит (цитирую) “как могу, так и учусь”. Причем каждая четверть у нас проходит одинаково: в первые дни по всем предметам получает только 4 и 5, потом валом идут тройки и двойки.

А в конце четверти она либо заболевает простудным (несмотря на многократные просьбы беречь здоровье, может одеть в мороз летние кроссовки или осеннюю куртку, постоянно ходит без шарфа, сидит под открытой форточкой) и из-за болезни не успевает исправить оценки, либо просто из-за какой-то мало понятной мне надежды на “авось пронесет” и “пересдам завтра” не исправляет вовремя оценки, не учит уроки, и начинает суетиться по поводу улучшения оценок максимум за неделю до окончания четверти. Учителям, естественно, такой подход не нравится, они плохо относятся к тем, кто всю четверть ваньку валяет, а потом вдруг хочет получить четверку вместо тройки или двойки… Соответственно, аттестат у дочери уже сейчас вырисовывается совершенно “никакой”.При этом хочу отметить, что ребенок она неконфликтный, домашний, подростковый период у нее проходит довольно гладко. Внутрисемейный климат у нас достаточно благоприятный – мы с мужем дочку очень любим, она тоже проявляет такие же чувства. Ссоримся редко (в основном из-за бытовухи или учебы), миримся быстро. У нас в доме не бывает пьянок, скандалов, малознакомых и неприятных дочери людей. Нет проблем с личным пространством  (у дочери своя комната и у нас в квартире, и в доме моих родителей, к которым она по доброй воле иногда ходит с ночевкой или на несколько дней – у них она единственная внучка, поэтому зазывают к себе всякими способами и просят остаться “на подольше”). В школе в плане взаимоотношений с ровесниками у дочери тоже все нормально – есть и друзья/подруги, и с остальными детьми отношения нормальные, вообще класс очень дружный. Внешкольная жизнь сильно связана со спортом, но только с весны по осень (занимается парусным спортом, вполне успешно, в этом году вошла в молодежную сборную области). Зимой, когда на яхте не погонять, спорт либо в виде домашней физкультуры (сама занимается, мы не заставляем), либо (изредка) пробежки по парку. В остальное время либо компьютер-телевизор (второе реже), либо пытается что-то читать по учебе, готовиться к предстоящему ГИА.Все это предыстория, теперь перейду к сути проблемы.У дочери есть мечта – стать пластическим хирургом, чтобы хорошо зарабатывать. При  этом учиться она ленится уже сейчас, с каждым годом оценки становятся все хуже. А амбиции растут. И вместе с этим, как мне кажется, растет ее неуверенность в себе и стремление “цепляться” за нас, взрослых, как за людей, которые ей всегда будут помогать или делать что-то за нее (устроят поступление в институт, создадут комфортные условия для учебы, позаботятся о получении ею диплома и т.п.). И я не знаю, как объяснить дочери, что мы не обязаны “тянуть” ее по жизни, в то время как она не хочет нормально учиться, то есть свои обязанности не выполняет.Тяга к биологии и медицине у дочери действительно присутствует – вижу, что ей все это  интересно (может быть, еще и потому, что в нашей семье уже есть медицинские работники). Но я сама когда-то училась в медицинском училище и знаю, что там приходится усваивать довольно большие объемы информации. Чтобы стать хорошей медсестрой, много чего нужно выучить (одни только анатомия с фармакологией чего стоят). А уж чтобы стать хорошим врачом нужно учиться гораздо интенсивнее. Тем более, если речь идет о хирургии – там любая врачебная ошибка может привести к смерти пациента.

В конце первой четверти она сказала нам с мужем, что будет заканчивать 9 классов, потому что ей тяжело учиться, и потом пойдет в медучилище, после которого – в мединститут. Мы сказали – делай, как считаешь нужным, это твоя жизнь. Потом выяснилось, что для поступления в училище нужно будет пройти “конкурс аттестатов”. Дочь сказала, что поднажмет на учебу, чтобы оценки в аттестате были получше. Однако, как я уже говорила, поднажимать она начинает в последний момент, результата ноль. И вот сегодня она мне сказала, что собирается идти в 10 класс, а не в училище. Считает, что 10-11 закончит, а потом поступит в медицинский и будет там учиться. Причем осознает, что с таким аттестатом если и поступит, то только на платное обучение. Соответственно, мы с мужем должны будем ее выучить.

Но у меня в связи с таким жизненным планом возникает несколько вопросов:1) как справиться с внутренней обидой и чувством бессилия? Ведь я 9 лет пытаюсь помогать дочери с учебой, стимулировать ее интерес, помогать с выполнением заданий – а результат нулевой. Она кивает, обещая улучшить успеваемость, и тут же забывает про это.

Врет насчет заданий, не выполняет их, ленится. Естественно, я устала от этого, у меня ощущение, что я только воздух сотрясаю своими словами, а дочь понимает, что никто ее бить тут не будет, образно говоря – и продолжает ничегонеделание.

2) что делать – убеждать ее идти в медучилище или ПТУ после 9 класса, или пусть идет в 10-11? С одной стороны, это ее жизнь, сама должна решать, чтобы потом не винить нас. С другой стороны, я вижу, что ее желание пойти в 10 класс – это просто желание получить некую отсрочку перед поступлением в то же медучилище (куда сейчас с таким аттестатом она вряд ли пройдет).

То есть нет желания продолжать обучение в школе – есть желание избавиться от проблем с поступлением куда-либо. Но ведь поступать все равно придется – в этом году или через 2 года…

К тому же, на мой взгляд (может я и ошибаюсь, конечно, но тенденция налицо), если она пойдет в 10-11 классы, оценки у нее будут только ухудшаться, потому что предметы становятся сложнее, а желания учиться нет. В итоге получится так, что школу она закончит либо со справкой, либо с таким аттестатом, который позволит только в училище поступить.

А 2 года жизни будут потеряны.3) Может быть, этот пункт кому-то покажется верхом цинизма, потому что ребенку нужно дать образование. Но я все же посчитала – по самым скромным прикидкам, учеба в институте (с проживанием и питанием) будет обходиться нашей семье в 30 тысяч рублей ежемесячно. Повторяюсь – это минимум.

Доход у нас с мужем составляет примерно 50 тысяч (я по состоянию здоровья работать в полную силу не могу, так что этот доход, возможно, будет еще ниже). И меня просто бесит мысль о том, что мы должны будем всячески ужиматься, вбухивая больше половины семейного дохода в ребенка, который не хочет учиться, вечно надеется на авось.

И я всерьез опасаюсь, что, проучившись несколько курсов, она из института вылетит – а мы тупо потеряем деньги, причем дочь это особо волновать не будет (не она же их зарабатывала)4) как вы считаете, имею ли я моральное право сказать ребенку – мы тебя содержим до 18 лет (кормим, одеваем, учим и т.п.), а потом будь добра зарабатывать самостоятельно.

  Мы готовы платить за твое обучение в институте, если только будем видеть, что ты стараешься подтянуть учебу в школе (или в училище, если она решит все-таки туда). Если мы видим, что ты продолжаешь не выполнять домашку, носишь 2 и 3 из школы и врешь насчет заданий, мы умываем руки.

5) стоит ли вообще озвучивать ребенку, что “ты не желаешь учиться в школе – значит, и в институт ты вряд ли поступишь, а если и поступишь, то с таким подходом к учебе специалистом тебе не стать”. С одной стороны, это может сформировать негативную программу.

С другой – неужели я должна говорить, что вранье, лень и нежелание учиться это норма, и что можно смело идти с таким багажом в институт?..

6) не много ли я беру на себя, когда волнуюсь и переживаю, пытаюсь раз за разом проговаривать с дочерью, почему необходимо улучшить успеваемость? Может быть, нужно встать на позицию “это ее жизнь, я предупредила – она должна сделать выводы”? В конце концов, ей уже 16 лет, интеллектом она не обделена. Но получается, что мы с мужем раз за разом повторяем ей одно и то же – и как об стенку горох, что очень обидно. И я очень переживаю за ее будущее – а, может быть, стоит просто отпустить ситуацию, потому что за будущее любого человека больше всех должен переживать он сам. Ведь жизнь за дочь я не проживу…7) и последний вопрос – как выйти из этой ситуации, сохранив нормальные отношения с ребенком? Не хочется стать родителями-монстрами, которые все решают за ребенка, заставляют его поступать или не поступать, запугивают лишением денег и т.п.Заранее благодарю всех, кто ответит.

Извините, не знаю, какой тэг поставить

конфликт лояльностей / привязанностей

Источник: //ru-psiholog.livejournal.com/4913266.html

Юрист Михеев